Yodda - новости регионов России

АЙДЫСМАА КОШКЕНДЕЙ. ПОДЕЛИТЬСЯ СОКРОВЕННЫМ

14.03.2017, 18:16

В этой семье поют и играют на национальных инструментах все. Папа, народный хоомейжи Тувы Игорь Михайлович Кошкендей, сыновья Айгор и Чолдуг. Ритм фамильному творчеству задает мама – Айдысмаа Сайын-ооловна Кошкендей, Заслуженная артистка Республики Тыва, солистка всемирно известной фольклорной группы «Чиргилчин» – «Мираж», которая в течение двадцати лет делится с людьми планеты своим сокровенным, тем, что идет от самых истоков.

Первый жаворонок

– Айдысмаа Сайын-ооловна, во время выступлений вы какой методики придерживаетесь: поете для конкретного человека или для всего зала?

– Зависит от песни. Если она о родной земле, то для всех зрителей исполняю. Если песня о матери, пою для мамочки, которая, как правило, на моих концертах присутствует. Если песня о днях молодости, то для сидящих в зале друзей.

При этом стараюсь петь немного отстраненно. Это для того, чтобы комок в горле не встал от воспоминаний. На лица зрителей стараюсь не смотреть, гляжу поверх, представляю себе, что пою не в зале, а где-то в в горах или возле речки. Вот тогда мне легче передать настроение зрителям.

– Ваше первое выступление перед кызыльской публикой?

– 1994 год. Я училась в одиннадцатом классе Арысканской школы Улуг-Хемского района. Тогда ее директором была замечательный человек Лолита Макаровна Норбу, она сначала полностью экипировала меня на районный конкурс, а потом как его победительницу отправила в Кызыл – на первый республиканский детский песенный конкурс «Хамнаарак» – «Жаворонок». Подготовила две песни. Одна – Алексея Чыргал-оола на стихи Степана Сарыг-оола – о влюбленных речках Кожай и Торгалыг. Вторая – народная колыбельная.

У всех участников были минусовки – записи готового аккомпанемента. Я же одна собиралась петь а капелла, то есть без инструментального сопровождения. Стою со старшей сестрой Людмилой на лестнице возле актового зала, а конкурс проходил в кызыльской школе номер три, и репетирую. Подходит баянист и композитор Борис Сайын и начинает подыгрывать на баяне, а потом и во время выступления сопровождает своим аккомпанементом.

Одним из членов жюри был художественный руководитель Тувинской государственной филармонии Леонид Цебиков. По его просьбе композитор Сергей Бадыраа сделал минусовку, и через два дня, на втором туре, я, как и все участники, выступала с записанной на магнитофонную кассету музыкой.

Поворотные люди

– Удачно выступили?

– Гран-при получила. И это определило всю дальнейшую жизнь. Благодаря «Жаворонку» познакомилась с людьми, которые повернули ее в сторону музыки.

– Кто эти поворотные люди?

– Их трое. Певица Галина Алексеевна Сюрюн буквально похитила меня из Арыскана, когда сдавала выпускные экзамены. Приехала в село, написала расписку директору школы, что забирает под свою ответственность на период между экзаменами и увезла в Кызыл на открытие в филармонии детской студии «Эне-Сай».

Спела там, и тут как раз региональный конкурс молодых исполнителей объявили. И я, такая авантюристка, отправилась в поселок Хову-Аксы, где он проводился, там стала лауреатом третьей степени.

Два экзамена осталось несданными, но спасибо директору и педагогам школы: аттестат мне все же выдали. Получив его, отправилась осуществлять детскую мечту: поступать на биолого-химический факультет Кызыльского педагогического института. Завалила второй экзамен и грустная вернулась в село: что же мне дальше-то делать?

И тут – телеграмма! Художественный руководитель ансамбля «Саяны» Вячеслав Октябрович Донгак, который услышал скромное мое пение на детском конкурсе, приглашает на работу, и комната в общежитии филармонии выделяется.

Вот так 24 августа 1994 года вчерашняя школьница стала артисткой-вокалисткой. Чудеса, да и только. Тот год для «Саян» был юбилейным – двадцатипятилетие. И в праздничной программе у меня было целых три песни.

– Ваши родные присутствовали на этом концерте?

– Конечно. Всех пригласила: маму, сестер Людмилу и Руслану, братьев Чечена и Аяса. Мамочка моя – Ыймачап Сатовна Кандан – так гордилась этим, радовалась, что младшая из пяти детей дочка на профессиональную сцену вышла. У мамы был красивый высокий голос, и она всегда пела: и за работой, и в самодеятельности.

В моем родном селе Булун-Терек жители улиц объединялись в агитбригады, которые соревновались между собой в талантах. Агитбригада нашей улицы репетировала в детском саду, где мама прачкой работала. Я за ней хвостиком ходила: взрослые запоют – подпеваю. Наш дом стоял в центре села, и мимо него проходили все, возвращаясь после кино из клуба. Идут и поют, а я лежу на кровати, слушаю и так под песни и засыпаю.

Крысиный мираж

– Айдысмаа Сайын-ооловна, а третий из тех, кто благодаря конкурсу «Жаворонок» повернул вашу жизнь в сторону музыки?

– Александр Салчакович Бапа. Когда этот детский конкурс закончился, он, тогда уже известный музыкант группы «Хун-Хурту», нашел время, чтобы встретиться со мной. А через год разыскал в Кызыльском училище искусств, я поступила туда на отделение тувинских национальных инструментов, ощущая недостаток профессионального образования. И сделал мне предложение.

– Руки и сердца?

– Нет, более серьезное: стать солисткой новой фольклорной группы, в которой художественным руководителем, менеджером, исполнителем он собирался стать. В эту группу он пригласил и ребят, которые учились двумя курсами старше меня: Монгун-оола Ондара и Алдара Тамдына, нынешнего министра культуры Тувы.

Сначала мы занимались у него дома, подбирали репертуар. В январе девяносто шестого поехали в Санкт-Петербург: записывать в профессиональной студии первый альбом. Начали, а названия-то у ансамбля нет. Стали судорожно думать, перебрали множество вариантов. Хотели назвать и «Аржаан» – «Целебный источник», и по начальным буквам наших имен. А остановились на «Чиргилчине».

– Вас не смутило такое название? Ведь у этого тувинского слова два значения: первое – марево или мираж, второе – крыса.

– Точно два значения?

– Точно, не сомневайтесь. В самом полном тувинско-русском словаре, он в Москве издательством «Советская энциклопедия» был выпущен в 1968 году, это зафиксировано.

– Я ведь говорила ребятам тогда, что чиргилчин – крыса, потому что прочитала это слово в одной старой тувинской сказке. А они посмеялись: нет, это только мираж.

Итальянская беременность

– Я слушала первый диск «Анай биле бору» – «Козленок и волк», который вы в Питере записали. Особенно привлекла оригинальная композиция с одноименным названием, в которой Монгун-оол Ондар поет и волком воет, а вы трогательно козленком блеете.

И это был единственный из альбомов, записанных «Чиргилчином» в России. Остальные семь – за рубежом. Как это вам удалось?

– Это Александр Бапа организовывал, используя свои обширные музыкальные связи. Зарубежные поездки совмещали с работой в студиях звукозаписи.

В Италии, во время наших первых месячных заграничных гастролей с участием в международном фольклорном фестивале в ноябре 1996 года, родился второй диск «Игорь Кошкендей – соло».

– А Игорь Кошкендей откуда взялся, вас же сначала трое в группе было?

– Он присоединился к нашей группе четвертым музыкантом через два месяца после ее создания.

– И сразу чувства возникли?

– Угадали. С Игорем мы начали дружить как только его приняли в «Чиргилчин». До этого его знала его по училищу искусств, он учился двумя курсами старше. Оказалось, что мы могли быть знакомы и раньше, ведь он родом из села Арыскан Улуг-Хемского района, где я школу оканчивала. Только в год, когда приехала туда, он уже в Кызыле был: поступил в республиканскую школу искусств под патронаж Конгар-оола Борисовича Ондара – учиться хоомею.

Игорь еще в классе пятом классе горловым пением заболел, после того, как в сельском клубе выступил ансамбль «Тыва». Учить его было некому, поэтому раздобыл кассету с записями ансамбля и начал заниматься самостоятельно. Учителя, прознав о его увлечении, решили послушать. Игорь со смехом вспоминает, что на этом первом экзамене он пел и от смущения плавно опускался всё ниже и ниже, пока, наконец, не оказался под столом.

– Италия – первая страна в списке ваших последующих зарубежных туров, а первое – всегда самое яркое. Чем вам запомнилась она?

– Итальянские зрители очень понравились, их доброжелательное и даже восторженное отношение к новому. Приходили за кулисы и начинали задавать множество вопросов: кто мы, откуда, как нам удается издавать такие необычные звуки. Им всё нужно было знать.

А красотами и достопримечательностями страны полюбоваться не удалось: свободного времени совсем не было. Нам, начинающей группе, необходимо было завоевывать авторитет, постоянно усиленно репетировать. Так что для меня всё прошло очень сумбурно. И, конечно, незнание языка сказалось: это очень ограничивает и сковывает.

Но всё равно Италия оказалась для меня особой страной: именно там узнала, что беременна. Токсикоз тогда просто измучил, но мне, по молодости, и в голову не приходило, в чем причина, на непривычную еду грешила.

Смешно сказать: первым догадался, в чем дело, итальянец Марко Чериотти. В Милане мы жили в его доме, и именно Марко деликатно задал нашему менеджеру вопрос: «Не беременна ли я?»

У Марко – семейный бизнес по производству вязаных вещей, и он преподнес мне чудесный плед. Теплый, качественный, подарила его свекрови Лидии Чунаковне, она и сейчас пользуется им.

Когда в 1997 году родился наш старший сыночек, Игорь сам ему имя придумал: сложил его из двух слогов наших имен, получилось – Айгор. У мужа к именам особое отношение: должны быть со смыслом. Его отец, Михаил Монгушович Кошкендей, так же имена своим четырем детям подбирал, все на букву «и»: Инга, Игорь, Индра, Инесса.

Младший сынок наш в 2004 году на свет появился, ему дали имя Чолдуг – Счастливый.

Песня о сыне

– Песню о сыне «Сени чаптааш» – «Любуюсь тобой» исполняете дуэтом с мужем на всех своих концертах. Какому из ваших детей она посвящена?

– Посвящаем ее всем малышам. А рождение песни действительно связано со старшим сыном, ему тогда годик был. Летом 1998 года мы отправились на гастроли в Европу, Айгор остался у родителей Игоря в селе Арыскан. Когда вернулись за ним, Игорь, читая газету «Шын», увидел стихотворение Олчат-оола Монгуша «Сени чаптааш». Оно его так затронуло – сам отец малыша, что сразу же взял гитару и стал подбирать мелодию. Так и родилась песня – теперь уже визитная карточка Кошкендеев, восемнадцать лет ее исполняем.

Очень плотные гастроли начались, когда Айгору пять месяцев было. Тогда к группе присоединился еще один музыкант – Андрей Монгуш. Мы отправились записывать новую программу в Москву. Через месяц поехали в Голландию: в день – по пять концертов давали. После Голландии – Франция. Выступая там, попутно записали диск «Aryskan’sWind» – «Ветры Арыскана». Затем – Бельгия. Вернулись, когда сыночек восьмимесячным стал. Все это время его нянчила Марианна Комбу – жена Александра Бапа.

– Ребенок, учеба, зарубежные гастроли – неужели всё одновременно удалось совместить на отлично?

– Признаюсь, не удалось. Пожертвовала учебой: бросила училище искусств, хотя до его окончания только год оставался, да так и не получила профессионального музыкального образования. А ведь мой педагог Татьяна Туматовна Балдан всегда говорила начинающим музыкантам, что на первом месте должна быть учеба, а гастроли – потом. Но по молодости разве поймешь справедливость этих слов?

А вот высшее педагогическое образование получила: в 2004 году окончила Тувинский государственный университет, факультет родного языка и литературы – осуществила детскую мечту.

– Ваша семья, на мой взгляд, пример того, как дети и родители никогда не потеряют связь друг с другом, потому что живут общими творческими интересами. В вашем случае – это создание детского семейного ансамбля «Чиргилчин-2».

– Да, было такое. В 2006 году, к десятилетию нашей фольклорной группы, мы подготовили номер с участием сыновей Алдара, Монгун-оола и нашего. И увидели, что детям это очень понравилось. Так был создан «Чиргилчин-2». В 2008 году он участвовал в фестивале живой музыки и веры «Устуу-Хурээ», затем – в различных республиканских конкурсах.

Сейчас уже не выступают вместе – выросли, разъехались. Арат, старший сын Алдара Тамдына, в армии, младший Анчы – студент Кызыльского колледжа искусств. Сын Монгун-оола Ондара – Дан-Хаяа – учится в университете в Москве.

Наш Айгор перешел на второй курс физико-математического факультета Тувинского государственного университета. Он, активный участник студенческой самодеятельности, продолжает исполнять хоомей, солирует в ансамбле «Дынгылдай» – «Мелодия» под руководством Заслуженной артистки Республики Тыва Чодуры Тумат. В мае нынешнего года в Казани проходил фестиваль «Российская студенческая весна». Там «Дынгылдай» стал победителем в номинации народного вокала «Народный вокал – ансамбли», а Айгор Кошкендей завоевал первое место в номинации «Народный вокал – соло».

Чолдуг наш был самым маленьким участником «Чиргилчина-2», он и весь репертуар взрослой группы наизусть знает. Вот недавно, в мае, принял участие в республиканском фестивале хоомея среди детей «Сарадак» – «Маралёнок». Призером не стал, но набрался опыта.

Фестиваль «Устуу-Хурээ» сердцем воспринимаю

– Участие во всероссийских и международных музыкальных фестивалях – это ведь не только себя показать, но и у других поучиться?

– Это так. А еще – возможность экспериментировать в совместном исполнении. Такой удачный опыт был с нашим уникальным русским детским фольклорным ансамблем «Октай» под руководством Надежды Пономарёвой, мы с ними, кстати, вместе ездили из Тувы в США в 2003 году: представляли Россию на Международном фестивале искусств.

В прошлом году выступали совместно с группой «Арвас» из Норвегии. Норвежцы начинали, мы подхватывали сходной тувинской мелодией с песней на своем языке. Зрители всегда очень тепло воспринимают такое двуязычное исполнение с разными народными инструментами.

– Всё заграница и заграница, а свой местный международный фестиваль живой музыки и веры «Устуу-Хурээ», уже в семнадцатый раз проводящийся в Туве, в городе Чадане, став прославленными и известными, игнорируете?

– Как можно игнорировать, это же наш родной фестиваль, я его сердцем воспринимаю. Тем более, мы у истоков стояли, с самого первого, в 1999 году, когда фестиваль еще не был международным, и очень скромно, на одном энтузиазме местных музыкантов, проводился. Тогда «Чиргилчин» первое место занял.

– И супруги Кошкендеи отмечены были: Игорь – как лучший исполнитель в стиле хоомей, Айдысмаа – за лучший женский вокал.

– Да, и мы это помним, ценим. И в 2008 «Чиргилчин» был отмечен как лучшая фолк-группа. Да дело не в дипломах даже, а в том, что «Устуу-Хурээ» – особенный фестиваль. Когда не в отъезде, не можем дома сидеть, всей семьей в Чадан едем, даже если не планируем выступать: послушать других, окунуться в эту чудесную музыкальную и дружескую атмосферу, помочь в том, что в наших силах.

Все люди на Земле – родственники

– Ваш самый необычный зарубежный концерт?

– В Австралии – в Сиднее. Выступали перед собаками. Перед оперным театром – несколько сотен псов самых разных мастей и размеров. Все – с хозяевами, перед каждым – миски с водой и едой. Это необычный проект придумала американская скрипачка, экспериментатор в разных музыкальных жанрах Лори Андерсен (Laura Anderson).

С ней у нашей группы был еще один интересный эксперимент в Нью-Йорке: парни исполняли хоомей, играли на игиле, а она подыгрывала на скрипке и в то же время озвучивала свои навеянные этой музыкой мысли и чувства.

Лори – наш большой друг. Удивительная особенность музыки – благодаря ей находишь столько друзей! Например, в Сан-Франциско живут Стивен и Ида Кенты, Стивен играет на австралийском национальном инструменте диджериду. В этом же городе – супруги из Ирана Хуман и Пирая (Houman Pourmehdi и Pirayeh Pourafar), преподают в музыкальном колледже, у них есть собственная звукозаписывающая студия.

– Самая большая зрительская аудитория?

– А можно расскажу о самой маленькой? Потому что этот случай, когда мы давали маленький специальный концерт только для одной слушательницы, особенно ярко запомнился.

Это было в Канаде в 2007 году. В городе Уайтхорс проходил международный фольклорный фестиваль, на котором каждому коллективу дали по сорок минут на выступление.

Когда мы начали петь, заметила возле самой сцены помогавшую на общественных началах в организации фестиваля женщину-волонтера, в глазах которой появились слезы. Она так и проплакала до конца нашего выступления.

После концерта подошла к нам и что-то начала говорить на английском. Аксай, сын Александра Бапа, перевел эти взволнованные слова о том, что она – индианка, и наша музыка навеяла какие-то воспоминания на генетическом уровне. Она очень просила побывать у ее семидесятишестилетней матери и спеть для нее.

– И вы согласились спеть только для одной слушательницы?

– Конечно. Невозможно было отказать в такой просьбе. На следующий день мы встретились с этой седой доброй женщиной, исполнили ей наши песни.

Как она слушала! А потом рассказала, что помнит, как ее прабабушка и прадед рассказывали, что их давние-давние предки пришли в эти места из каких-то других далеких мест. И что наша музыка смутно напомнила ей что-то о тех временах.

– Действительно, в среде ученых существует версия, что индейцы – коренное население Северной и Южной Америки – потомки выходцев из Центральной Азии, которые примерно 25 тысяч лет назад перебрались туда по исчезнувшей суше на месте современного Берингова пролива.

В конце девяностых годов двадцатого века исследователи азиатского генофонда даже установили, что американские типы генов в большей мере присутствуют именно у тувинцев. И пришли к выводу: азиатская колыбель индейцев находится именно в Саянских горах.

Еще одно доказательство того, что все люди на Земле – родственники.

– Мы и сами увидели, что современные индейцы очень похожи на тувинцев. И нас за рубежом часто за индейцев принимали.

Народная – значит общая

– Нет опасения, что исполните одну и ту же народную песню хуже, чем другие исполнители?

– Нет. Народная – значит общая. Группа «Чиргилчин» развивалась, равняясь на ансамбль «Тыва», группу «Хун-Хурту», училась у них – старших и опытных. Но в исполнение всегда привносили что-то свое. И так каждый музыкант делает. Песня в сопровождении одного игила звучит совсем по-другому, чем в сопровождении двух. А если игилов будет несколько?

Да вы и сами, думаю заметили это. Например, песни о легендарном скакуне «Эзир-Кара» – «Чёрный орел», о перевале Калдак-Хамар, поют почти все тувинские фольклорные группы, и каждая – по-своему.

– Песни других народов, которые вам особенно близки?

– Мне очень нравятся монгольские протяжные песни, их степные мелодии просто завораживают. У монголов их множество сохранилось. А вот тувинские протяжные песни можно по пальцам пересчитать. Сколько их сегодня осталось? «Бай-ла Хемчиим» – «Богатый Хемчик», «Кадарарда хоюм чараш» – «Когда пасу своих овец», «Межегейим» – «Межегей мой», «Эштен чарлыыры берге» – «С любимой расставаться тяжело». Исполняют их тоже единицы: Кайгал-оол Ховалыг, Надежда Куулар, ее мама Опал Шулуу, Титов Санчат, Надежда Шойгу. Вот, пожалуй, и всё.

– В вашем репертуаре, помимо народных, есть и современные тувинские песни. По какому принципу выбираете их?

– Главное для меня – смысл песни. Заметила, что молодые авторы особо не заботятся о содержании: скомпонуют несколько предложений, радуясь, что смогли хоть что-то написать, а о чем песня, где ее смысл, даже не задумываются. Скудность текста ни о чем – свидетельство узкого кругозора и автора, и исполнителя.

– Если сегодня вам предложат исполнить в концерте только одну песню, на ваш выбор, какую предпочтете?

– «Кырганнарым» – «Мои старики». Сейчас в моей душе царит именно она. Когда пою, перед глазами папа и мама.

Отец мой Сайын-оол Дажыевич Кандан рано из жизни ушел, мне одиннадцать лет было, а мамочке сейчас семьдесят четыре. Всех нас она вырастила, воспитала, и до сих пор нянчится с правнуками, хотя и уговариваем ее пожить в свое удовольствие. Не может, обо всех у нее душа болит: сыты ли, обуты ли. Восемнадцать внуков и восемь правнуков у нее сейчас.

– 2016 год – юбилейный для «Чиргилчина»: двадцатилетие. Серьезный срок для музыкантов: не разбежались в разные стороны, продолжают вместе выступать, хоть и значительно реже.

– Да, конечно, значительно реже, и от участия во многих российских и международных фестивалях, куда нас приглашают, приходится отказываться. Причина – огромная загруженность, ведь Алдар Константинович Тамдын сейчас министр культуры Тувы, Игорь Михайлович Кошкендей – директор Центра тувинской традиционной культуры и ремесел. Одновременно они и Монгун-оол Ондар – музыканты тувинского национального оркестра. Я – артистка-вокалистка ансамбля «Саяны», еще преподаю вокал детям в девятой школе-гимназии – педагог дополнительного образования.

Но двадцатилетие группы планируем обязательно отметить, потихоньку начали готовиться к нему. Юбилейный концерт ориентировочно запланирован на ноябрь.

Желание изменить мужу

– Самый неожиданный подарок, который вы получали?

– Ежик. Его на восемнадцатилетие одноклассники подарили. Он года два жил у нас в доме, но однажды выбрался и был таков.

– Любимое блюдо вашей семьи?

– Бузы. По субботам ходим на ярмарку, выбираем мясо и все вместе готовим: делаем фарш, тесто, лепим. Это уже семейная традиция, забыть о которой не позволяет ее главный любитель – младший сыночек. Мои мужчины и самостоятельно могут порадовать вкусным. Сыновья хорошо жарят мясо, а Игорь – крупный специалист в макаронах по-флотски.

– В 2015 году вы порадовали новинкой – песней «Ыдык дурум» – «Священное правило» очень редкого для тувинской эстрады важного содержания: про качества, которым должен обладать настоящий мужчина.

– Это правда, в основном, поют о любви, матери, родной земле. А стоящих песен об отцах, мужчинах очень мало, да что там, их совсем нет. «Священное правило» – исключение.

В прошлом году мой сольный концерт в честь двадцатилетия творческой деятельности выпал на 23 февраля, совпав с мужским праздником – Днем защитника Отечества. Долго и безуспешно искала подходящий по смыслу материал, не нашла, и тут выручает Заслуженный артист и народный хоомейжи Тувы Андрей Монгуш. Он написал музыку на стихотворение Вадима Чыкая «Ыдык дурум» и сам один раз исполнил ее. Андрей подарил мне свою прекрасную песню, которая так украсила репертуар. Теперь она – в постоянном творческом багаже.

– Значительная часть этого багажа – совместное исполнение с супругом. И кто же в вашем семейном дуэте главный?

– Игорь в этом вопросе – всегда джентльмен. Он, зная мой диапазон, так выстраивает исполнение, выбирает такую тональность, чтобы мне было удобней петь, чтобы голос ярче зазвучал.

– Есть желание изменить мужу и спеть дуэтом с кем-нибудь еще?

– Есть, и большое: спеть с поистине легендарной личностью: Народным хоомейжи Тувы Кайгал-оолом Ховалыгом. Но настолько преклоняюсь перед талантом Кайгал-оола Ким-ооловича, что мне боязно даже подойти к нему с таким предложением.

А еще – с монгольской певицей Урной Чахар-Тугчи, которая так завораживающе исполняет протяжные народные песни, что у меня просто мурашки по телу.

– У этнической музыки есть будущее?

– Конечно. Она была, есть и будет. Как заметила по своему опыту, ее популярность во всем мире только растет.

У каждого народа есть свое сокровенное, что идет от истоков, и это очень важно – сохранить его, поделиться им с другими и услышать других. Народная песня особенно объединяет людей, потому что ее язык понятен в любом уголке Земли.

Интервью Юлии Манчин-оол с Айдысмой Кошкендей «Истоки сокровенного» войдёт тридцать восьмым номером в шестой том книги «Люди Центра Азии», который после выхода в свет в июле 2014 года пятого тома книги продолжает готовить редакция газеты «Центр Азии».

Фото:

1. Заслуженная артистка Республики Тыва, солистка фольклорной группы «Чиргилчин» Айдысмаа

Сайын-ооловна Кошкендей. Кызыл, 31 января 2015 года. Фото Василия Балчый-оола.

2. Дангына – красавица Улуг-Хемского района Айдысмаа Кандан (справа) со старшей сестрой Людмилой Самбуу и племянницей Лилией Самбуу. Республика Тыва, Улуг-Хемский район, город Шагонар. Февраль 1994 года..

3. Участники фольклорных ансамблей России – «Чиргилчин» и «Октай» из Республики Тыва, «Эльвель» из Камчатского края – на Международном фестивале искусств в Соединенных Штатах Америки. Первая справа стоит Айдысмаа Кошкендей, пятая слева – Надежда Пономарёва. США, штат Калифорния, город Пасадена. Сентябрь 2003 года.

4. Поющая семья. Игорь и Айдысмаа Кошкендеи с сыновьями Айгором (слева) и Чолдугом (справа). Кызыл, 1 июня 2016 года. Фото Василия Балчый-оола.

5. Фольклорный ансамбль Кызыльского училища искусств «Чангы-Хая» – «Горное эхо». В центре наверху стоит его создатель и руководитель, педагог Татьяна Балдан. На ступенях слева направо сидят Андрей Монгуш, Тимур Кара-Сал, Алдар Тамдын, Игорь Кошкендей. Во втором ряду в центре, с чадаганом, Айдысмаа Кандан, слева от нее ШораанаКуулар, Чойгана Сагаачы, Айлан Сат, Вика Алдын-оол. Справа – Ольга Яндаа, Уран Тюлюш, Рита Куулар, Айлан Дамыран. Тува, Кызыл, апрель 1996 года.

6. Группа «Чиргилчин» – «Мираж» – в горах близ города Седона. Слева направо АлдарТамдын, Айдысмаа Кошкендей, Игорь Кошкендей, Монгун-оол Ондар. США, штат Аризона. Лето 2008 года.

7. Лори Андерсен (LauraAnderson) – американская скрипачка и музыкальный экспериментатор –

большой друг музыкантов группы «Чиргилчин».

8. Все люди на Земле – родственники, тувинцы и индейцы – в том числе. В первом ряду слева направо Монгун-оол Ондар, мать и дочь – индианки, Айдысмаа Кошкендей. Во втором ряду Игорь Кошкендей и АлдарТамдын. Канада, город Уайтхорс – столица территории Юкон. Август 2007 года.

9. Сайын-оол Дажыевич Кандан, отец Айдысмы Кошкендей. Тувинская АССР, Улуг-Хемский район, село Булун-Терек, лето 1985 года.

10. Айдысмаа Сайын-ооловна Кошкендей с мамой Ыймачап Сатовной Кандан. Республика Тыва, село Сукпак. Июнь 2016 года.

Источник: tuvaculture.ru
14.04.2017, 19:06

Юные музыканты Эрзинского кожууна стали дипломантами Межрегионального конкурса ансамблевой и оркестровой музыки в Хакасии

Юные музыканты из Эрзинского кожууна приняли участие в Межрегиональном конкурсе ансамблевой и оркестровой музыки в городе Абакан (Республика Хакасия) 5 и 6 апреля Данный конкурс ежегодно объединяет юн..

09.06.2017, 12:39

В ТувГУ прошла встреча со студентами, ставшими победителями всероссийских конкурсов

Студенты физико-математического факультета, ставшие победителями и призерами конкурсов всероссийского масштаба, являются постоянными участниками различных интеллектуальных конкурсов, олимпиад и кон..

15.04.2016, 11:53

Учеников Дворца творчества детей и юношества перепугал едкий запах

Вчера в 12:12 спасатели выезжали по вызову во Дворец творчества детей и юношества. Там в разгар учебного дня по зданию распространился неизвестный едкий запах. Проводились работы по проветриванию п..

22.07.2016, 18:48

Хабаровчане идут поклониться мощам блаженной Матроны: фотовзгляд

Несмотря на то, что ковчег с мощами с частицей мощей святой блаженной Матроны Московской пребывает в Хабаровске уже больше недели, желающих прикоснуться к святыне не уменьшается. Очереди из жителей..

© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@jjew.ru

Мнение редакции интернет сайта jjew.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования